facebook
close
История

Палач в юбке, мафиози из столовой и серийная убийца: три женщины, казненные в СССР

coverpic-1-plachphoto

В СССР к высшей мере наказания было приговорено несколько женщин: правда, некоторым из них приговор в последний момент меняли на пожизенное. Однако трех преступниц все же казнили. За что же их расстреляли?

Тонька-пулеметчица

Антонина Макарова родилась в 1921 году на Смоленщине, в деревне Малая Волковка, в большой крестьянской семье Макара Парфёнова. Она носила фамилию отца, но «псевдоним» Макарова получила еще в школе: когда девочка пришла в первый класс школы, то из-за стеснительности не могла назвать ни имени, ни фамилии. Когда учительница в очередной раз ее переспросила, кто-то из одноклассников крикнул: «Да Макарова она!», имея в виду имя ее отца. Так и записали.

 

Одноклассники вспоминали, что у Тони в детстве была революционная героиня: Анка-пулеметчица. Окончив школу, Антонина отправилась учиться в Москву: там ее застало начало Великой Отечественной войны. На фронт девушка отправилась добровольцем, но послужить Родине толком не успела: она попала в Вяземскую операцию — печально известную битву под Москвой, в которой советская армия потерпела сокрушительное поражение. Погибла целая часть: выжить удалось лишь Тоне и солдату по имени Николай Федчук. Несколько месяцев они скитались по лесам, пытаясь добраться до родной деревни Федчука. Питались буквально подножным кормом, спали на земле и, что вполне естественно, сблизились. Между молодыми людьми вспыхнули было чувства, однако когда до деревни солдата удалось-таки добраться, «походная жена» узнала, что у него вообще-то есть жена. Тоня оставила его с ней, а сама пошла дальше одна и вышла к селу Локоть, оккупированному немецкими захватчиками. Там и осталась.

Там она продолжила быть «походной женой» — на этот раз уже немецких, а не советских солдат. Много пила, часто кутила вместе с оккупантами. Часто Тоню насиловали — даже группами — предоставляя за это жилье и еду. По легенде, однажды Тоню напоили и положили к автомату «Максим», приказав стрелять по толпе пленных. Тоня, которая перед войной прошла не только курсы медсестер, но и пулеметчиц, не отказалась. С тех пор ее прозвали Тонькой-пулеметчицей и за регулярное жалование в 30 марок приказывали расстреливать людей. Причем всех без разбору: мужчин, женщин, детей и стариков. С детьми часто выходил промах: иногда пули пролетали над ними, и им удавалось выжить. Выживших детей вывозили из деревни вместе с трупами, и на местах захоронений их спасали партизаны. При этом немцы разрешали Макаровой забирать себе вещи убитых, что она и делала, отстирывая их от крови и зашивая дырки от пуль.

Так слухи о Тоньке-пулеметчице дошли до партизан, которые были возмущены предательством женщины-изверга. Они даже назначили награду за ее голову, но добраться до Макаровой им не удалось. Вплоть до 1943 года Антонина продолжала расстреливать людей. Потом, правда, советская армия добралась до Брянщины, и Антонине не поздоровилось бы, однако она очень «удачно» заразилась от кого-то сифилисом, и немцы направили ее в тыл, в госпиталь. Оттуда она сбежала, сумев раздобыть документы, доказывавшие, что все это время она якобы работала санитаркой в госпитале.

Благодаря документам она даже нашла работу, поступив в советский госпиталь, где в начале 1945 года познакомилась с молодым солдатом Виктором Гинзбургом. Молодые люди поженились, и вместо Тоньки-пулеметчицы «появилась» Антонина Гинзбург. После освобождения Брянщины советские следователи узнали многое о Тоньке-пулеметчице, однако никак не могли напасть на ее след. Допрашивали свидетелей, уточняли, проверяли, но, где она может скрываться, так и не узнали.

Тем временем Гинзбург вела жизнь обычной женщины. Жили они в городе Лепель, у них с мужем родились две дочери, она работала и даже выступала перед школьниками, рассказывая о тяготах непростого военного времени. Естественно, не упоминая про свои «подвиги» перед немецкими войсками. В итоге КГБ икал ее почти 30 лет, а нашел почти случайно. Некий гражданин Парфёнов, собираясь за границу, подал анкеты с данными о родственниках. Там-то среди сплошных Парфёновых в качестве родной сестры почему-то значилась Антонина Макарова, по мужу Гинзбург. Антонину задержали прямо по пути с работы. Правда, сразу наказывать не стали, началось следствие. Говорят, даже бывшего полицая-любовника привозили на допрос, чтобы тот подтвердил, та ли это Тонька-пулеметчица или нет. Только когда все данные совпали, Гинзбург начали судить.

Первое время муж и дочери пытались добиться освобождение матери: следователи не сообщали, за что именно ее арестовали. Однако когда истинная причина задержания стала им ясна, они прекратили попытки обжаловать арест и уехали из Лепеля. Антонину Макарову приговорили к расстрелу 20 ноября 1978 года. Она сразу подала несколько прошений о помиловании, но все они были отклонены. 11 августа 1979 года Тоньку-пулеметчицу расстреляли.

Берта Бородкина родилась в 1927 году. Свое имя ей не нравилось, и девушка предпочитала называть себя Беллой. Начинала работать она буфетчицей и официанткой в геленджикской столовой. Вскоре девушку за успехи в труде перевели на должность директора столовой: там она стала заслуженным работником торговли и общепита РСФСР, а также возглавила трест ресторанов и столовых в Геленджике. Говорят, у нее было много связей: среди тех, кто оказывал ей покровительство, были члены Президиума Верховного Совета СССР, а также секретарь ЦК КПСС Федор Кулаков.

Схема работы была проста: посетителей кафе и ресторанов постоянно обсчитывали, готовили блюда из просроченных продуктов, за счет чего высвобождались головокружительные суммы. Их Белла тратила на взятки высокопоставленным чиновникам и обслуживание их по высшему разряду.

— В указанный период [с 1974 по 1982 год], являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, — говорится в обвинительном заключении по делу Бородкиной, — неоднократно лично и через посредников у себя на квартире и по месту работы получала взятки от большой группы подчиненных ей по работе. Из полученных ею взяток Бородкина сама передавала взятки ответственным работникам г. Геленджика за оказанное содействие и поддержку в работе… Так, за период последних двух лет было передано секретарю горкома партии Погодину ценностями, деньгами и продуктами на 15 000 рублей.

Последняя сумма в 1980-х примерно составляла стоимость трех легковых автомобилей «Жигули».

Это была настоящая ресторанная мафия: каждый бармен, официант и директор кафе или столовой должен был ежемесячно отдавать Бородкиной определенную сумму, в противном случае сотрудников просто увольняли. При этом никаких проверок и ревизий — помогали связи с чиновниками. Но в 1982 году некий аноним сообщил, что в одном из ресторанов Бородкиной избранным посетителям демонстрируют порнографические фильмы. Неизвестно, подтвердилась ли эта информация, но в ходе проверки выяснилось, что за годы руководства трестом Бородкина похитила у государства более миллиона рублей — невероятная по тем временам сумма. Дом Бородкиной обыскали, найдя там меха, драгоценности и огромные суммы денег, спрятанные в батареях отопления, в закатанных банках и даже в груде кирпичей возле дома. Сама Берта долгое время не признавала свою вину, однако, по словам ее сестры, в тюрьме подсудимую пытали и давали психотропные препараты, под действием которых она начала давать признательные показания. В августе 1983 года Берту Бородкину расстреляли.

Тамара Иванютина, до замужества Масленко, родилась в многодетной семье, жившей в Киеве. Говорили, что с раннего детства родители внушали детям, что главное в жизни — это материальная обеспеченность. Недаром Тамара пошла в торговлю — в советское время это было хлебное место. Однако очень быстро Иванютина попалась на спекуляции и получила судимость. Женщине с судимостью тогда было очень сложно устроиться на работу, поэтому она раздобыла себе поддельную трудовую книжку и в 1986 году устроилась посудомойкой в школу номер 16 Минского района Киева. Позже она рассказывала следствию, что работа в столовой нужна была ей для того, чтобы обеспечить кур и свиней пищевыми отходами. Однако не только для этого, как выяснилось.

17 и 18 марта 1987 года несколько учеников и работников школы попали в больницу с признаками серьезного пищевого отравления. Сначала была версия о кишечной инфекции, но вскоре она отпала: у всех пострадавших выпадали волосы. В первые часы скончались двое детей и двое взрослых, еще 9 человек находились в реанимации в тяжелом состоянии. Было возбуждено уголовное дело. Следствие опросило потерпевших, и выяснилось, что все они накануне обедали в школьной столовой и ели гречневую кашу с печенкой. Позже также выяснилось, что медицинская сестра, отвечавшая за качество питания, две недели назад скончалась, по официальному заключению — от сердечно-сосудистого заболевания.

Все эти обстоятельства вызвали у следствия подозрения, и тело решено было эксгумировать. Экспертиза показала, что медсестра скончалась от отравления таллием.  Это высокотоксичный тяжелый металл, поражающий нервную систему и внутренние органы, а также вызывающий тотальную алопецию (полное выпадение волос). Всех сотрудников школьной столовой обыскали, в том числе и Иванютину, в доме которой нашли «небольшую, но очень тяжелую баночку». В лаборатории выяснилось, что в банке хранилась «жидкость Клеричи» — высокотоксичный раствор на основе таллия. Позже женщина дала признательные показания, заявив, что таким образом хотела «наказать» шестиклассников, которые отказались расставлять в столовой столы. Однако позже выяснилось, что это далеко не первое преступление женщины.

Оказалось, травить людей было принято у Иванютиной в семье. Ее родители и сестра на тот момент уже 11 лет — с 1976 года — использовали таллий для совершения отравлений. Причем как с корыстными целями, так и в отношении людей, которые по каким-то причинам просто не нравились членам семьи. Высокотоксичную жидкость Клеричи они приобретали у знакомой: женщина работала в геологическом институте и была уверена, что продает знакомым таллий для травли крыс. Кроме того, Иванютина отравила первого мужа, а потом и его родителей — из-за квартиры. Потом вышла замуж второй раз, но тоже неудачно. Решив загубить мужчину постепенно, она стала травить его небольшими порциями яда. Тот начал болеть, а Тамара рассчитывала получить после его смерти дом и земельный участок. Также Иванютина отравила школьного парторга Екатерину Щербань (женщина скончалась), учителя химии (выжил) и двух детей — учеников первого и пятого класса. Те попросили у женщины остатки котлет для своих домашних питомцев, чем сильно разозлили преступницу. Дети погибли.

В итоге суд доказал 40 эпизодов отравления, совершенных членами этой семьи, из них 13 — со смертельным исходом. Сестра Иванютиной Нина была приговорена к 15 годам лишения свободы, отец и мать — к 10 и 13 годам. Тамару Иванютину расстреляли.

источник

Загрузка...